Донбасс и Украина. Ленин и Путин

Сергей Черняховский: «В 1990-91 годах не Украина выступила с инициативой отсоединения от России, а Россия, заявив о своем неком «государственном суверенитете», сделала первый шаг к отсоединению и разрушению страны»

Создается устойчивое впечатление, что когда те или иные политические либо медийные деятели современной России начинают обвинять большевиков и Ленина в тех или иных ошибках в национально-государственном строительстве столетней давности, они просто пытаются снять с себя вину за ошибки и неумения российской элиты последней трети века. В частности – объяснить нынешнюю трагедию на Украине и утверждение в Киеве нацистского режима тем, что Ленин настоял на включении в состав Советской Украины Донецко-Криворожской Советской республики.

Итак, как это было на самом деле. 4 (17) марта 1917 года, после падения монархии, в Киеве была создана Центральная Рада как представительный орган украинских общественно-политических организаций. В апреле 1917 года, опираясь на поддержку Всеукраинского национального съезда, она присвоила себе полномочия и 10 (23) июня своим первым Универсалом провозгласила национально-территориальную автономию Украины – еще в составе России.

16 (29) июня был сформирован Генеральный секретариат как высший орган власти на Украине. Временное правительство в Петрограде его признало, но объявило своим исполнительным органом: и Временное правительство, и Секретарит в этот момент политически однородны и образованы эсерами и меньшевиками.

После падения эсеро-меньшевистского правительства их украинские почти однопартийцы 7 (20) ноября приняли Третий Универсал, провозгласив уже создание Украинской Народной Республики – пока еще в федеративной связи с Российской республикой. Только в очень странной федеративной связи вслед за этим они решили отсоединить свои вооруженные силы от общероссийских, с одной стороны, объявив силы Румынского и Юго-Западного фронтов российской армии своим особым «украинским фронтом», о чем 23 ноября (6 декабря) Симон Петлюра уведомил советского верховного главнокомандующего Николая Крыленко.

А также Секретариат заявил о намерении вступить самостоятельно в переговоры с Германией и Австро-Венгрией и мире. Это вызвало протест Троцкого, объявившего о готовности советского правительства «всеми зависящими от него средствами поддерживать Советы украинских рабочих, солдат и беднейших крестьян в их борьбе против буржуазной политики нынешних руководителей Центральной Рады».

4 (17) декабря, когда в Киеве отрылся I Всеукраинский съезд Советов, Совнарком направил ему «Манифест к украинскому народу с ультимативными требованиями к Центральной Раде», в котором заявил о признании воли всех наций, угнетавшихся царизмом и буржуазией на самоопределение – но отказе признавать власть Центральной рады ввиду ее враждебной политики.

Секретариат в ответ потребовал признания его полной власти и отказа общероссийского правительства от вмешательства в дела Украины – то есть признания полной независимости Украины.

Националистическое большинство съезда отказалось от переизбрания Центральной Рады, тогда его большевистские и пророссийские депутаты, покинув съезд, собрались в Харькове, где 11−12 (24−25) декабря совместно с присоединившимися депутатами из областей провели альтернативный киевскому Всеукраинский съезд Советов, заявив о низложении националистической Центральной Рады и провозгласив Украинскую Народную республику Советов в федеративной связи с Советской Россией.

30 декабря 1917 (12 января 1918) Австро-Венгрия объявила от лица Четверного союза о формальном признании делегации УНР самостоятельной делегацией и полномочным представителем «самостоятельной Украинской Народной Рады».

В ночь на 9 (22) января 1918 Центральная рада под давлением эсеров приняла IV Универсал, провозгласив УНР «самостоятельной, независимой, вольной» державой, и призвав к «очистке Украины от насланных из Петрограда наёмных захватчиков…». предписывалось в первоочередном порядке «с этого дня вести уже начатые им переговоры о мире с Центральными державами совершенно самостоятельно и довести их до конца, невзирая ни на какие препоны со стороны каких-либо других частей бывшей Российской империи, и установить мир…».

Большевики 16 (29) января ответили восстанием в Киеве. Премьер Винниченко призвал в столицу радикально-националистические отряды Петлюры, ранее отправленного в отставку за экстремизм, и 18 (31) января 1918 распустил социал-демократический Совет министров УНР, передав формирование правительства националистически-ориентированным эсерам. 22 января (4 февраля) восстание было подавлено.

Но уже в тот же день отправленные советской Россией войска вошли в Киев, закрепились в Дарнице и 27 января (9 февраля) освободили город от националистов, правительство бежало, и в Киев переехало правительство советской Украины.

Бежавшее националистическое правительство Центральной Рады бросилось за защитой к австрийцам и немцам и 27 января (9 февраля) подписало с ними сепаратный мирный договор – тоже Брестский. И тут же, 31 января (13 февраля), делегация УНР потребовала от Германии и Австро-Венгрии ввода их войск на территорию Украины и помощи против советских войск.

Советская Россия и ее делегация на переговорах с Четверным союзом оказалась в условиях, когда ее Юго-Западный и Румынский фронты частью перешли в подчинение УНР, а те части, которые этого подчинения не признавали, получали в своем тылу отряды националистов и «украинизированных» частей, а еще — заходящие по приглашению УНР австрийские и германские части.

И говоря о Бресте и «позорном мире», почему-то практически никто не вспоминает о позорном предательстве украинских националистов, практически открывших фронт и обрекших на окружение чуть ли не самые боеспособные российские армии. В огромнейшей степени именно это поставило советское правительство в безвыходное положение и принудило его к подписанию Брестского договора на тех условиях, на которых он был подписан 3 марта 1916 года.

Причем VI статья договора накладывала на Россию обязательство «немедленно заключить мир с Украинской Народной Республикой» и «признать мирный договор между этим государством и державами Четверного союза» — то есть согласиться на оккупацию Украины австрийскими и германскими войсками.

Вынужденное подписать это, ленинское правительство постаралось ответить: учитывая, что в договоре говорилось именно о УНР, границы с которой не оговаривались, а на территории Украины существовало еще как минимум три государственных образования: Украинская Народная Республика Советов со столицей в Харькове, Донецко-Криворожская Советская Республика, Одесская Советская Республика, — 17−19 марта на проходившем в Екатеринославе II Всеукраинском съезде Советов они объединялись в одну Украинскую Советскую Республику, получавшую статус независимой в составе России.

Основанием объединения было то, что 1. все три республики обладают общим политическим устройством – Советами, — 2. все три республики объединены общими задачами борьбы с национализмом и германской оккупацией, — 3. все три республики, объединившись, входят в состав советской России.

Имелось в виду, что создаваемая республика по определению не имеет отношения к УНР, а потому на нее не распространяется признание оккупации УНР австро-германскими войсками, но, признаваясь независимыми, они могут своими объединенными силами защищать свою независимость от оккупации. То есть это была форма обхода положений Брестского мира без его формального нарушения Россией.

Донецко-Криворожская республика объединялась с Украинской для консолидации сил в борьбе с врагом. Однако в общем расклад сил оказался таким, что военного потенциала объединенных республик не хватило для противостоянии и УНР, и австро-германской оккупации. По факту – к маю объединенная республика пала, хотя рабочие отряды продолжали партизанскую борьбу.

Все, что связано с Брестским миром, его историей и как в его условиях Ленин находил способы обходить его наиболее неприемлемые статьи, одновременно распространяя революционную агитацию в Германии и в ее армии, отдельная интересная история. Во всяком случае, 8 ноября 1918 года монархия в Германии пала, к власти пришло социал-демократическое правительство, а 13 ноября Совнарком аннулировал Брестский договор.

Параллельно в этот же день украинские националисты во главе с Винниченко образовали Директорию УНР, начавшую борьбу с прогерманским правительством Скоропадского.

17 ноября было создано первоначально – в Москве — временное рабоче-крестьянское правительство Украины, которое возглавил Георгий Пятаков. Власть Скоропадского манифестом 29 ноября была объявлена низложенной, объявленно о восстановлении советской власти на Украине и незаконными и не подлежащими исполнению законы, приказы, договоры, постановления и распоряжения Гетмана и Центральной рады УНР. Советские войска начали наступление на Украине.

14 декабря Киев заняли националистические войска Директории, 1-2 января началось поднятое большевиками восстание в Харькове, и в него вступили войска Временного Советского правительства.

16 января правительство националистов объявило войну Советской России, после чего в две недели было разгромлено и бежало из Киева. Во многом сыграло роль то, что в его отряды первоначало вливалось массы украинцев, готовых сражаться с оккупантами и режимом Гетманата, но оказавшимися по своим стихийным требованиям более близкими к установкам советской власти. В ходе наступления Красной Армии начался массовый отход от петлюровцев и переход на ее сторону.

К февралю националисты были изгнаны из Киева, Советская власть восстановлена, и в марте провозглашено восстановление Украинской ССР.

Действительно, здесь вновь встал вопрос о судьбе Донбасса, и действительно, Ленин вновь поддержал его вхождение в состав УССР: Ленин в принципе был сторонником более крупных государственных образований. Об этом еще, наверное, придется говорить отдельно, но он считал необходимым создать условия для того, чтобы УССР была сильной, советской и дружественной Советской России республикой. Правду говорят, что отстаивая включение Донбасса в состав УССР, Ленин укреплял «пролетарскую составляющую» социальной структуры Украины. Только умалчивают, что делая это, он укреплял и пророссийскую составляющую населения Украины, препятствуя попыткам буржуазно-националистических сил оторвать Украину от России.

Националисты Украины — что Рада, что Гетманат, что Директория — шаг за шагом наращивали установки на отделение и отдаление от России: сначала – автономия, затем – федеративная связь, затем – отсоединение вооруженных сил, перевод их в свое подчинение, затем – требование о невмешательстве во внутренние дела и признания самостоятельности, затем – самостоятельное участие в переговорах с Германией, затем – открытие фронта и приглашение иностранных войск. Кстати, очень похоже и на более современные события. На это нужно было отвечать.

Их лозунгом стала борьба за независимость Украины, вести с ними борьбу с позиций отказа Украине в праве на независимость – значило усиливать их позиции и ослаблять позиции советской России.

Для сохранения Украины – нужно было переместить противостояние из плоскости «независимость-ненаезависимсоть» в другую, содержательную плоскость: «Какая независимость? Чем наполненная? Союзная России или враждебная? Дружественная или националистическая?»

Поэтому Ленин от формы переводил вопрос к существу и, признавая за Украиной право на независимость, создавал условия для того, чтобы эта юридически формальная независимость на деле была по существу в полном смысле слова братской и дружеской. И включая Донбасс (и ряд других областей) в состав – не Украины, нет — в состав Украинской Советской Социалистической Республики, он вводил в ее состав мощный компонент как классово-близкий советской власти, так и пророссийский, и русскоговорящий, но еще – и интернациональный, учитывая исторически интернациональный состав населения Донбасса. Создавался мощный якорь, компонент, противостоящий буржуазно-националистическим угрозам отсоединения.

Как писал он же: «Право есть ничто, без силы способной принудить к соблюдению этого права». Он признавал право на самоопределение – но в лице Донбасса создавал силу, способную противостоять бездумному использованию этого права националистами.

Почему эта сила не сработала в момент разрушения союзного государства – вопрос другой. Но в 1990-91 годах не Украина выступила с инициативой отсоединения от России, а Россия, заявив о своем неком «государственном суверенитете», сделала первый шаг к отсоединению и разрушению страны.

И винить в этом нужно не Ленина и его «право на самоопределение» и лидеров России и СССР тех лет. А еще – те политические силы, которые проводили это решение. А еще – тех идиотов на съездах России, которые за это решение голосовали. А еще – тех идиотов, которые голосовали за такие силы на выборах.

И попытки обвинить в современной трагедии Украины и современной нацистской диктатуре на Украине Ленина и большевиков – это всего лишь попытка заглушить в себе чувство вины за то, какую политику та же Россия проводила все эти годы на Украине.

Кстати, об отсоединении: отсоединение от общего государства – это по определению плохо, хотя инициатором выступила не Украина, а «демократическая Россия», но вот отсоединение и отмежевание от той политики, которую проводили в 1990-91 году что Горбачев, что Ельцин, это, как минимум, понятно: кто же не захочет сбежать из сумасшедшего дома…
 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.