Итог операции «Цитадель» был предрешен до 5 июля 1943 года

Пятидесятидневная битва на Курской дуге стала крупнейшим сражением Второй мировой войны. Именно этот день немецкие генералы называют днем, после которого стало ясно, что война проиграна

Ранним утром 5 июля 1943 года в кабинете Сталина раздался звонок. Звонил командующий Центральным фронтом, генерал армии К.К. Рокоссовский.

– Товарищ Сталин, немцы начали наступление! – не скрывая своей радости, сообщил Рокоссовский.
– А чему вы радуетесь? – удивился Сталин.
– Теперь победа будет за нами, товарищ Сталин!

Долгое ожидание наконец окончилось, вермахт начал последнюю в своей истории стратегическую наступательную операцию, которая закончится полным провалом. Правда, тогда, в начале июля 1943 года, кроме Рокоссовского мало кто в это верил.

Все без исключения гитлеровские генералы в своих мемуарах утверждают, что операция «Цитадель», целью которой было «срезание» Курского выступа и уничтожение находящихся там советских армий, была очень тщательно спланирована. Колоссальную работу проделала немецкая авиаразведка, сфотографировавшая буквально каждый метр советских оборонительных укреплений. Операция переносилась несколько раз, пока Гитлер не утвердил окончательную дату её начала – 5 июля 1943 года. Именно в этот день началось сражение, масштабы которого превзошли всё, что ранее знало человечество.

И именно в этот день Германия окончательно потеряла стратегическую инициативу, попутно распрощавшись с мифом о непобедимости германских бронетанковых войск. Именно этот день немецкие генералы называют днем, после которого стала закатываться звезда Гитлера и после которого большинству немецких военачальников стало ясно, что война проиграна.

Несмотря на то, что операция «Цитадель» была спланирована с немецкой педантичностью и тщательностью, несмотря на поступившие в вермахт новые танки «тигр», «пантера» и тяжелые самоходки «фердинанд», несмотря на высочайший настрой немецких солдат, наступление вермахта на Курской дуге было обречено. И вот почему.

Во-первых, советское командование в этот раз точно знало направление главных ударов вермахта и очень хорошо подготовилось к встрече «дорогих гостей». На направлениях главных ударов были созданы шесть рубежей обороны глубиной свыше ста километров. «Прогрызть» которые немцы так и не смогли.

Во-вторых, соотношение сил было не в пользу Германии. В живой силе Красная Армия превосходила вермахт в соотношении 1,5:1, в танках – 1,2:1, в артиллерии – 1,9:1 и в авиации – 1,4:1. Причем на Курскую дугу была отправлена едва ли не вся противотанковая артиллерия Красной Армии.

В-третьих, летом 1943 года вермахту противостояла совсем другая Красная Армия, кардинально отличающаяся от лета 1941 года.

В-четвертых, с конца 1942 года советская промышленность уверенно обгоняла промышленность Рейха по выпуску танков, самолетов, пушек и боеприпасов. Самый массовый танк Второй мировой войны – советский Т-34 – в 1943 году выпускался в огромных количествах, около 1300 танков ежемесячно. Даже в далеко не самом благоприятном для массового выпуска танков 1942 году «тридцатьчетверок» было выпущено 12 578 штук, при этом их себестоимость удалось снизить с 429 256 рублей до 166 310 рублей.

Немцы о таком тираже и ценах даже мечтать не могли. Наоборот, они пошли совсем по другому пути, сделав ставку на технически сложные, дорогие и тяжелые «тигры», «пантеры» и «фердинанды». Неудивительно, что новейший тяжелобронированный «зверинец» вермахта прибыл на Курскую дугу в смехотворных, по меркам Второй мировой войны, количествах: «тигров» было всего 147 штук, «пантер» – 200, «фердинандов» – 90. Несмотря на прекрасные противотанковые качества новой немецкой бронетехники, противостоять тысячам «тридцатьчетверок» они не могли. К тому же многие «пантеры» и «фердинанды» вышли из строя по техническим причинам едва ли не в первые часы сражения.


И в-пятых, многим немецким формированиям и эшелонам с техникой не суждено было доехать до фронта из-за огромного количества диверсий, что устраивали в немецком тылу партизаны. С апреля по июнь 1943 года они устроили более 1700 диверсий, а в июле – более 1200. 3 августа, в разгар советского контрнаступления, партизанские отряды численностью более 100 тысяч человек устроили на Украине и в Белоруссии так называемую «рельсовую войну». Счет атакованных эшелонов шел на сотни, число уничтоженных и поврежденных вагонов – на тысячи. В одной только Белоруссии было взорвано 184 железнодорожных моста, уничтожено 119 танков, 1429 автомашин, атакованы 44 гарнизона. В некоторых оккупированных областях на продолжительное время было полностью парализовано железнодорожное движение, из-за чего грузы и пополнения своевременно не поступали на фронт. Что облегчало Красной Армии задачу по разгрому немецких дивизий.

Называя вещи своими именами, руководство Третьего рейха допустило ряд вроде бы и не принципиальных ошибок, каким-то вещам не уделило должного внимания и не приняло соответствующих мер. Однако все эти незначительные, на первый взгляд, факторы в совокупности привели к провалу операции «Цитадель» и проигрышу всей кампании 1943 года. Вместо массового производства относительно недорогого и хорошо освоенного промышленностью среднего танка Pz.IV была сделана ставка на чудовищно металлоемкие, технически сложные, дорогие и совершенно не массовые «тигры» и «сырые», не прошедшие полный цикл испытаний «пантеры».

Про 65-тонные, обладающие отвратительной маневренностью «фердинанды» и говорить нечего. Курскую битву смогли пережить лишь 47 самоходок из 90, продемонстрировавшие свою полную беспомощность против пехоты из-за отсутствия пулемета. Многие «фердинанды» стали трофеями Красной Армии, причем в полностью исправном состоянии. Не лучше обстояло дело и с «пантерами», на которые Гитлер делал особую ставку. Если бы их было хотя бы полторы тысячи и они не страдали бы «детскими болезнями», то тогда, возможно, они смогли бы изменить ход сражения. Но всего 200 «пантер», многие из которых сломались, не доехав до поля боя, понятное дело, погоды не сделали.


На Курской дуге немецкие бронетанковые войска столкнулись с советскими штурмовиками Ил-2, получившими накануне сражения кассеты с малокалиберными кумулятивными бомбами ПТАБ-2,5. Каждый штурмовик нес четыре кассеты с 48 бомбами каждая, что позволяло им «засеивать» значительные площади, выводя из строя всю без исключения бронетехнику. Неприятным сюрпризом для немцев стало появление у советских противотанкистов подкалиберных снарядов, а также монструозной тяжелой самоходки СУ-152, вооруженной 152 мм гаубицей-пушкой МЛ-20. Самоходку сразу же прозвали «Зверобоем», и это не случайно – попадание одного снаряда СУ-152 в любой немецкий танк если и не уничтожало его, то гарантированно выводило из строя.

Ещё более неприятным сюрпризом стали обширные минные поля, прикрывшие рубежи советской обороны. Именно на минах нашли свою смерть десятки «пантер», «тигров» и «фердинандов», многие их которых так и не успели сделать ни одного выстрела по противнику.

Лучшую оценку итогам сражения на Курской дуге дал не кто иной, как генерал-инспектор танковых войск Германии Хайнц Гудериан: «В результате провала наступления «Цитадель» мы потерпели решительное поражение. Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в технике на долгое время были выведены из строя. Само собой разумеется, русские поспешили использовать свой успех. И на Восточном фронте не было спокойных дней. Инициатива полностью перешла к противнику».

Остается добавить, что если план немецкого командования полностью провалился, то план советского командования воплотился в жизнь. По окончании оборонительного сражения на Курской дуге моментально начались наступательные операции Красной Армии «Кутузов» и «Румянцев», в результате которых в августе 1943 года были освобождены Белгород, Орёл и Харьков. Советские военачальники продемонстрировали возросший уровень оперативного искусства, мгновенно перейдя от тяжелейших оборонительных боев с сильной группировкой противника к контрнаступлению, навсегда завладев стратегической инициативой. А потеря стратегической инициативы — это в девяти случаях из десяти проигранная война.

Несмотря на то, что летом 1943 года вермахт оставался одной из сильнейших армий мира, это уже не была та армия-победитель, каким был вермахт в летнюю кампанию 1941 и 1942 годов. На Курской дуге вермахт оказался в нокдауне, хотя и не утратил способность к дальнейшей борьбе. Но после Курской дуги немецкие бронетанковые части никогда больше не участвовали в операциях стратегического уровня, ограничиваясь лишь локальными наступлениями, да и то, по большей части, с плачевным финалом.

На Курской дуге германское командование сделало ещё одно, крайне неприятное открытие: СССР не только не истощил все свои запасы и не растратил ресурсы, но наоборот, превратился в экономического гиганта, способного выпускать ежемесячно одних только «тридцатьчетверок» более 1300 штук. А ведь были еще самоходки и тяжелые танки, были тысячи орудий, сотни истребителей и бомбардировщиков и тысячи штурмовиков Ил-2.

Все данные немецкой разведки о том, что СССР скребет по сусекам, с трудом собирая последние резервы, не стоили выеденного яйца – именно в 1943 году СССР превратился в мировую экономическую сверхдержаву и промышленного гиганта, способного выпускать оружия больше, чем Германия и покоренная нацистами Европа. Такие достижения нельзя назвать иначе как фантастикой, ведь СССР превратился в мировую экономическую сверхдержаву, утратив европейскую, наиболее промышленно развитую и наиболее населенную часть страны. Но и в таких условиях СССР превзошел Третий рейх по всем промышленным показателям.

Неудивительно, что вожди Рейха, включая самого Гитлера, не верили, что СССР способен оправиться от военных катастроф 1941-1942 гг, они со дня на день ожидали советских предложений о заключении мира, им и в голову не могло прийти, что практически разгромленная армия способна воевать дальше, а страна, потерявшая сотни заводов и десятки миллионов граждан, оставшихся на оккупированной территории, способна поддерживать уровень производства хотя бы в 30-40% от довоенного.

Сталинградский котёл Гитлер списал на досадную случайность, дескать, на войне всякое бывает, недоглядел, переоценил свои силы и пропустил удар под дых. Но не смертельный, потому что СССР пропустил таких ударов в разы больше. Оставалось нанести ему сокрушающий удар в челюсть «тиграми», «пантерами» и «фердинандами», замкнуть клещи под Курском и уничтожить почти полуторамиллионную советскую группировку. После чего Сталин поймет всю бессмысленность противостояния с безупречной немецкой военной машиной и приползет вымаливать мир.

Но этого не случилась. Вместо этого значительная часть немецкого бронетанкового зверинца, участвовавшего в операции «Цитадель», превратилась в обгорелый металлолом, застрявший на советских рубежах обороны. Тысячи немецких солдат погибли и попали в плен, пытаясь «прогрызть» советскую оборону. А потом все те, с трудом завоеванные и политые арийской кровью, километры пришлось спешно оставлять, когда Красная Армия перешла в контрнаступление.

Причем её натиск был такой, что уже 6 ноября 1943 года немцы оставили Киев, находящийся в 420 километрах от Курска. То есть вермахт, с начала сражений на Курской дуге, ежемесячно откатывался на сто километров на Запад, теряя сверхценную, богатую ресурсами и людьми, территорию Левобережной Украины. Летом 1943 года, в результате боев на знаменитом Миус-фронте, началось освобождение не менее ценного Донбасского региона, и уже тогда многим гитлеровским генералам, да и не только им, стало ясно, что война проиграна.

Далее вермахт ожидали не блистательные победы, как это было раньше, а разгром за разгромом. Как невесело шутили немецкие танкисты после Курской дуги, у их танков осталась только одна передача – задняя. Вот на этой передаче они и доехали до Берлина к весне 1945 года, после чего у вермахта танки закончились. Как и сам вермахт. Как и Третий рейх.

Разгромить Красную Армию на Курской дуге вермахт не мог при всем желании и везении. Слишком много упомянутых выше факторов не позволяло этого сделать, вот почему ещё до 5 июля 1943 года будущий маршал К. Рокоссовский знал, что немецкое наступление обречено на провал.

 Фото из архива

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.