Шахматы и политика. Матч Карпов-Каспаров и «оранжевая революция»

Чуток наиболее 35 годов назад в Москве состоялся самый скандальный матч в истории глобальных шахмат 

Матч Карпов-Каспаров © РИА Анонсы, Борис Кауфман

9 сентября 1984 года начался самый скандальный матч в истории шахмат. Фаворит мира Анатолий Карпов был должен отстаивать собственный титул с борьбе с юным претендентом Гарри Каспаровым.

Противоборство 2-ух величавых гроссмейстеров издавна уже трактуется еще обширнее, чем просто спортивное состязание. И сам ход поединка, и его итог часто расценивают как знак заката русской системы и прихода на ее места новейших перестроечных реалий.

Целая серия «оранжевых революций», которые происходили на наших глаза несколько годов назад, была воспринята «аналитическим обществом» как неординарное, доныне неслыханное явление. А меж тем в Русском Союзе в 2-ух знаменитых матчах Карпов-Каспаров и Каспаров-Карпов был удачно реализован приемлимо «оранжевый» сценарий. И хотя за событиями тех времен пристально следила вся страна, до сего времени немногие соображают, что вышло тогда по сути.

До этого чем перебегать к теме, заявленной в заголовке статьи, нужно сделать ряд подготовительных замечаний, без которых нереально осознать настоящий смысл событий, имевших только принципиальное значение в судьбе нашей страны.

Конструктивные преобразования русской системы принято связывать с именованием М.С. Горбачева. В широкий обиход крепко вошла последующая трактовка исторических событий середины 80-х. Управляющим страны стал сравнимо юный, энергичный фаворит, соображающий необходимость перемен. Получив возможность воплотить свои планы, он начал коренные системные преобразования вопреки воле «партократов», составлявших политическую элиту Русского Союза и стремящихся законсервировать «брежневские порядки».

Эти по филистерски доверчивые и поверхностные рассуждения не выдерживают никакой критики. Неописуемая скорость, с которой проводились реформы, фундаментальность, глубина конфигураций, происходивших тогда в СССР во всех сферах жизни, и почти все, почти все остальные факты свидетельствуют о том, что подготовка к перестройке началась за длительное время до 1985 года.

Вспомним, какие стратегические задачки были поставлены и удачно решены «горбачевской командой».

Во-1-х, необходимо было создать, принять и основное, воплотить в жизнь пакет новейших законов, стопроцентно поменявших вид страны, которая, не будем забывать занимала 1-ое пространство в мире по площади и третье по популяции.

Во-2-х, для того, чтоб подавить сопротивление реформам, зарождавшееся в недрах народных масс, в том числе в силовых структурах, необходимо было обмыслить и воплотить на практике комплекс мер, включающий в себя в том числе потрясающую кампанию манипуляции сознанием населения.

Для того, чтоб провести настолько масштабные преобразования да к тому же в воистину рекордный срок, вся большущая бюрократическая русская машинка обязана была работать как часы, не допуская суровых сбоев. Короче говоря, проведение реформ являлось сложной задачей, требовавшей мобилизации значимых управленческих и иных ресурсов. А это значит, что к середине 80-х партийная вертикаль уже в значимой степени состояла из людей, которые не только лишь не стремились препятствовать перестройке, да и всячески поддерживали ее. По другому и быть не могло. Без весьма широкой базы снутри партийного аппарата Горбачеву не удалось бы воплотить и сотой толики того, что он сделал. В неприятном случае инициативы генерального секретаря просто саботировались и повисали бы в воздухе.

Если поглядеть биографии главных фигур «горбачевской команды», то выяснится, что эти люди занимали высочайшие посты еще при Брежневе, а некие при Хрущеве и даже Сталине (Яковлев, Алиев).

Таковым образом, проведение реформ было не волевым решением Горбачева — одиночки, рискнувшем пойти против Системы и политической элиты страны, а напротив, очень влиятельная часть русской элиты выдвинула Горбачева на историческую арену, для того чтоб он начал действовать в ее интересах.

В идеологическом плане перестройка была конструктивным отрицанием всей русской эры, что отлично видно по той кампании дискредитации практически всех достижений СССР, также тех людей, с чьим именованием были соединены эти заслуги.

Смешать с грязюкой, низвергнуть с пьедестала, испачкать их светлый, пусть даже и мифологизированный образ – вот что требовалось манипуляторам публичного представления. Ведь очерняя и тем, уничтожая знаки фурроров русского строя, они подталкивали люд к мысли отрешиться и от самого строя. Станет ли человек поддерживать систему, если считает её криминальной и бесталантной? Естественно же, нет, что в предстоящем подтвердилось на практике.

Под ударом оказались политическая, финансовая и культурная плоскости русской системы, персонификацией которых являлись известные всей стране личности-образы. И совсем разумеется, что манипуляторы не могли бросить без собственного внимания такую самую важную для народных масс сферу как спорт.

Начнем с того, что шахматы – неповторимый вид спорт, который с одной стороны имеет репутацию элитарного, а с иной стороны, чтоб им заниматься, не требуется драгоценного оборудования. Всё что необходимо – малая доска, познание легких правил, и можешь играться.

В Русском Союзе верно оценили тот неописуемый культурный, умственный, идейный, а означает и политический потенциал, которым владеют шахматы. Русский культ шахмат не имел и до сего времени не имеет аналогов в мире. По всей стране раскрывались шахматные кружки, секции и школы. Проводилось огромное количество взрослых и детских турниров, на которых присутствовали бывалые мастера, разыскивающие таланты. Поочередная и точная муниципальная политика стремительно принесла плоды.

1-ый послевоенный фаворит мира – Ботвинник, за ним Смыслов, позже Таль, Петросян, Спасский – 5 чемпионов мира попорядку и все русские! Не только лишь фавориты мира, да и остальные наши гроссмейстеры заняли доминирующее положение в шахматном мире. Победы следовали одна за иной, приемущество русских спортсменов было просто полным. За их фуррорами с радостью смотрел весь люд, ценивший шахматы и достаточно хорошо в их разбиравшийся.

Ни в каком другом виде спорта СССР не владел настолько естественным преимуществом перед иными странами. При этом приемущество было достигнуто в умственных состязаниях. Идейный смысл шахматных побед очевиден: СССР – умственный фаворит мира, что свидетельствует о прогрессивности русской системы.

Но на Западе нашелся человек, который оказался посильнее всей русской шахматной машинки. Его имя Роберт Фишер. Он был практически хрестоматийным воплощением американской мечты. Отпрыск эмигрантов, гений-одиночка сам пробивает для себя дорогу наверх. В отборочных соревнованиях Фишер просто обыгрывает наилучших русских гроссмейстеров, потом крушит Спасского и становится фаворитом мира. Идейный смысл победы Фишера также максимально очевиден. Вот оно торжество южноамериканского вида жизни. Для величавых побед таланту не нужна нянька в виде страны, в вольной стране равных способностей даровитые люди автоматом стают нужными.

Опосля настолько томного удара по престижу русской шахматной школы государственники, которые все еще сохраняли позиции в элите СССР, сделали все вероятное для того, чтоб шахматная корона возвратилась в Русский Альянс.

Решить эту непростую задачку предстояло Анатолию Карпову. Если Фишер являлся {живым} воплощением американской мечты, то Карпов олицетворял собой величавую советскую мечту. Он родился в Златоусте, рабочем уральском городке. В детстве узнал бедность и даже нужду, а путь в большенный спорт начал в заводском Дворце спорта. В отличие от почти всех остальных ведущих русских шахматистов в той либо другой степени зараженных вирусом антисоветчины, Карпов подчеркивал свою лояльность системе. Его считали «своим» миллионы людей, так как он вел себя как обычный русский человек и делил ценностные установки, характерные большинству. Но вкупе с тем он владел выдающимся талантом, волей и целеустремленностью, которая дозволила ему достигнуть всего, о чем желало большая часть населения СССР: поездки за предел, слава, средства, покровительство со стороны власти и.т.д.

Карпов владел свойствами, необходимыми для того, чтоб стать народным кумиром, и в которой то момент стал им. Ведь что такое кумир народных масс? Обычно, это то, чем массы лицезреют себя в собственных мечтах, идеализированное «Я», как молвят психологи. Управление СССР отлично соображало, что Карпов подступает на эту роль, оказало ему поддержку и не ошиблось. Весьма скоро юный, подающий надежды спортсмен, перевоплотился в шахматиста неописуемой силы, а когда он вышел на чемпиона мира Фишера, янки отказался отстаивать собственный титул. В согласовании с международными правилами Карпова объявили фаворитом.

Таковым образом, в 1975 году на «шахматном» фронте идейной борьбы Русский Альянс вернул статус-кво. Но скоро снова начались проблемы, Спасский и Корчной покинули СССР, и если эмиграцию Спасского еще можно было разъяснить не политическими, а прозаическими причинами (его супруга – француженка российского происхождения), то Корчной не возвратился с интернационального турнира и начал выступать с резкими антисоветскими заявлениями.

Нежданно выяснилось, что у русской системы остался единственный вправду выдающийся шахматист, способный отстаивать престиж страны на самом высшем уровне – Карпов. И когда эмигрировавший Корчной, выиграл отборочные соревнования, все соображали, что чемпионский матч 1978 года станет максимально идеологизированным и скандальным.

Поражение Карпова за шахматной доской обернулось бы тяжелейшим поражением всего Русского Союза. Западная пропаганда, не жалея сил и средств создавала Корчному стиль «бойца с тоталитаризмом», а русская – всячески клеймила его позором.

В конечном итоге Карпов оказался в психической ловушке. Если он одолевает, то произнесут, что таковой победой недозволено гордиться. Дескать, за его спиной стояла вся русская система, а Корчной боролся в одиночку, тем наиболее, что отпрыск Корчного оставался в СССР, и в случае чего же, можно будет обвинить «тоталитарного монстра» в шантаже. Если же выигрывает Корчной, то непременно произнесут, что справедливость восторжествовала, и «ставленник тоталитарных сил» проиграл, не глядя ни на какие ухищрения «диктаторского режима». А уж размеры антисоветской истерии тяжело было бы даже для себя представить.

Карпов одолел с наименьшим преимуществом 6:5, а спустя три года, в последующем матче, вновь одержал верх над Корчным (6:2). Не считая чемпионских матчей, Карпов выиграл огромное количество наисильнейших турниров, и по праву стал эмблемой незыблемости позиций СССР в спорте. Как уже говорилось выше, близился момент, когда русские знаки из объектов поклонения превратят в объект очернения. Потому жива легенда, кумир миллионов, Карпов, по всей видимости, оказался жертвой утонченной и кропотливо спланированной операции.

В 1984 году Карпову приходит время в 3-ий раз отстаивать собственный титул. В сознании народа он продолжает восприниматься как обычный «человек Системы», знак брежневских времен, которому покровительствует партийная власть. Как ни удивительно, это наигрубейшее заблуждение сохраняется до сего времени, хотя логика, здравый смысл и огромное количество фактов обосновывает оборотное. Во главе страны находится слабенький, тяжело нездоровой Черненко и чисто снаружи система смотрится таковой же, какой она была крайние 10 лет. Естественно, все соображают, что он всего только номинальная фигура, но не много кто додумывается, что в недрах политической элиты уже восторжествовала линия на отказ от социализма и полным ходом идет подготовка к перестройке.

Антисоветской элите пригодились свои знаки, им нужен новейший антисоветский шахматный повелитель, повелитель под стать для себя. И вот тут мы выходим на личность Каспарова.

Он родился в Баку в 1963 году и уже в юности воспользовался покровительством Гейдара Алиева. До этого чем перебегать к рассмотрению первого матча 1984 года, нужно сделать лаконичный экскурс в биографию Алиева. Дело в том, что без учета фактов его биографии, нереально осознать, какую роль он сыграл в скандальном и очень политизированном противоборстве Карпов-Каспаров.

В 60-е года Алиев занимал ряд важных постов в «силовом блоке» управления Азербайджанской ССР — в 1964 году заместитель председателя, а в 1967 году — председатель Комитета гос сохранности при Совете Министров Азербайджанской ССР. С июля 1969 года Алиев — 1-ый секретарь ЦК Компартии Азербайджана. Когда генеральным секретарем ЦК КПСС становится Андропов, ранее занимавший пост председатель КГБ, в гору резко идет и Алиев, с 1982 года он член Политбюро ЦК КПСС и 1-ый заместитель Председателя Совета Министров СССР. Если учитывать, что формальный начальник Алиева, Тихонов уже тогда находился в весьма почетном возрасте, то становится понятно, что де-факто Председателем Совета Министров СССР был в те годы конкретно Алиев.

Итак вот, он сделал Каспарову все условия для шахматного роста и весьма стремительно юный талант окреп и перевоплотился в 1-го из наисильнейших гроссмейстеров СССР. В отличие от Карпова, подчеркнуто приклнного системе, налёт «диссидентства» чувствовался в поведении Каспарова уже сначала 80-х. Очевидно, тогда он не делал вправду резких антисоветских заявлений, еще не настало время, но и не очень скрывал собственного скептического дела к застойным русским порядкам. А в 1983 году вышло событие, которое сделало Каспарову стиль жертвы «маразматической русской системы».

В полуфинал отборочных соревнований, фаворит которых получал право на матч с Карповым, вышли Каспаров-Корчной, Рибли-Смыслов, и оба матча сорвались по вине русских чиновников. Начались филистерские дискуссии о том, что подлые партийные чинуши, боясь за собственного любимца Карпова, решили убрать его головного соперника, Каспарова. Но уже опосля того, как Каспарову и Смыслову зачли поражение, Москва приносит официальные извинения интернациональной шахматной организации (ФИДЕ), выплачивает штраф, и просит всё же провести полуфинальные матчи. ФИДЕ идет на встречу СССР, Корчной, невзирая на всю свою ненависть к Русскому Союзу, также соглашается играться с Каспаровым.

История с отменой, а позже и «реанимацией» тех матчей очень запутанная и черная. Есть свидетельства того, что матчи выручил ни кто другой, как Алиев, но что вышло по сути, узнать тяжело. Разумеется только то, что шахматисты стали жертвами аппаратных и политических интриг.

Вроде бы то ни было, Каспаров обзаводится репутацией «жертвы русского режима» и в этом качестве совершенно подступает на роль антисоветского шахматного короля. А Карпов просто обречен оказаться в той же самой психической ловушке, в какой он уже не один раз бывал, когда боролся с Корчным. «Любимец власти» против «жертвы режима».

И вот наступает 1984 год. Матч Карпов-Каспаров проводится до 6 побед, ничьи не учитываются. Опосля 9 партий счет 4:0 в пользу Карпова. Позже последовала долгая серия ничьих, но в 27-й партии вновь победу празднует Карпов, 5:0! Форменный разгром. Каспарову удается размочить счет лишь в 32-й партии, 5:1. Вновь ничья следует за ничьей. Матч продолжается уже несколько месяцев, счет не изменяется, до общей победы Карпову не хватает 1-го шага, но победа никак не дается. Каспаров, невзирая на все свои усилия, также не может уменьшить разрыв. И вот Каспаров выигрывает две партии попорядку, 47-ю и 48-ю. Счет 5:3.

Далее началась цепь странноватых событий, которые до сего времени не получили логически непротиворечивого разъяснения.

В Москву приезжает президент ФИДЕ Кампоманес и 15 февраля 1985 года на пресс-конференции в столичной гостинице «Спорт» заявляет о прекращении матча «без объявления фаворита», мотивируя свое решение вялостью спортсменов.

Самая всераспространенная версия тех событий звучит так: прогнивший коммунистический режим ринулся выручать собственного ставленника — Карпова в тот момент, когда выяснилось, что его физическое состояние наиболее не дозволяет ему играться на высочайшем уровне, а, означает, он обречен на поражение. Каспарова нелегально лишили настоящей способности стать фаворитом мира.

Давайте проанализируем данную трактовку. Как уже было сказано, в то время в руководстве СССР доминировали антисоветские силы. Тогда кто и для чего мог приостановить матч, чтоб «спасти Карпова от неизбежного поражения»? В собственной книжке «Два матча» Каспаров пишет, что 14 февраля 1985 года Кампоманес показал ему письмо, подписанное председателем Шахматной федерации СССР Севастьяновым, в каком говорилось, что шахматная федерация обеспокоена последней вялостью обоих участников и просит о трехмесячном перерыве.

Так означает, Карпову решили посодействовать бюрократы из Госкомспорта СССР? Нелепость. Покровителем Каспарова был сам Алиев – фигура куда наиболее влиятельная, чем хоть какой представитель спортивных структур. Кто же тогда мог пойти наперекор его воле и лишить Каспарова шанса стать фаворитом мира? В чьей власти было вынудить филиппинца Кампоманеса приехать в Москву, чтоб «посодействовать Карпову»? На эти вопросцы нет вразумительного ответа в рамках изложенной версии.

Обратимся к фактам.

1. 14 февраля Каспаров встречается с Кампоманесом и выяснит от него о письменной просьбе шахматной федерации СССР сделать в матче трехмесячный перерыв.

2. 15 февраля на пресс-конференции Кампоманес заявляет о том, что матч аннулируется и новейший матч начнется со счета 0:0. Карпов выражает несогласие с решением президента ФИДЕ. Каспаров также подтверждает свою готовность продолжать матч.

3. Объявляется перерыв на полтора часа, опосля которого Карпов подписывается под решением Кампоманеса. Каспаров отрешается.

4. 19 февраля Карпов пишет открытое письмо Кампоманесу, в каком просит продолжить матч.

Согласитесь, перед нами неимоверная неурядица. Если Карпов вправду заинтересован в отмене матча, то для чего же он просит его возобновить? Может быть, всё дело в узком расчете и письмо написано для отвода глаз? Другими словами Карпов понимает, что матч в любом случае не возобновят, и для сохранения лица пишет письмо, которое Кампоманес не примет серьезно? Смотрим, что было далее.

Карпов направил свое письмо в центральный информационный орган СССР — «ТАСС» и в зарубежное агентство «Рейтер» так, чтоб не только лишь в Русском Союзе, да и во всем мире узнали его позицию. При этом Карпов, выступая в информационной программке «Время», упомянул о письме. Скоро весь мир читал письмо Карпова, а обитатели СССР – нет! Зарубежное агентство распространило письмо русского чемпиона, а русское агентство ТАСС — нет!

Лишь верховная власть могла приказывать центральному информационному органу Русского Союза. Лишь вмешательство высших правителей СССР могло вынудить управление «ТАСС» не обнародовать письмо Карпова. Можно ли опосля этого гласить, что правители СССР поддерживали Карпова, и приостановили матч в его интересах? Разумеется – нет. История с письмом свидетельствует о обратном.

Но власть партаппарата не распространялась на иностранное агентство и в мире знали, что Карпов просит возобновить матч. Весь мир знал, что Каспаров не согласился с решением о отмене матча, сейчас весь мир (не считая рядовых обитателей СССР) вызнал, что и Карпова оно не устраивает. Кампоманес оказался в весьма непростом положении, ведь если оба шахматиста готовы играться, если оба считают, что отмена матча нарушает их права, то в очах общественности он и лишь он окажется виновен в срыве чемпионата мира.

А что все-таки Каспаров? Ранее момента его деяния выглядели поочередными. На пресс-конференции Кампоманеса он заявил, что не согласен с отменой матча, чуток позднее он отказался подписывать соответственное соглашение, которое Карпов подписал. И вот Карпов отказался от собственной подписи, а, означает, возникла реальнейшая возможность достигнуть продолжения соревнования. Казалось бы, сейчас Каспаров начнет проявлять активность, но заместо этого Кампоманесу даже пришлось прибегнуть к ультиматуму, чтоб разыскать Каспарова.

Кампоманес заявил, что если Каспаров не выскажет собственного дела к сложившейся ситуации, то Кампоманес расценит его молчание как согласие с хоть каким решением, которое Кампоманес воспримет с учетом письма Карпова. Здесь же управляющий делегации Каспарова направил Кампоманесу телеграмму о том, что Каспаров удовлетворен решением, принятым в Москве (о отмене матча) и уже готовится к переигровке.

Итак, Каспаров, утверждавший на пресс-конференции в Москве, что не согласен с Кампоманесом, не только лишь не пользовался изменившейся ситуацией, для того, чтоб отстоять свои права, но опосля письма Карпова, на самом деле, поддержал конкретно то решение, с которым ранее не согласился! Если на первой конференции 15 февраля 1985 года Карпов согласился с отменой матча, а Каспаров – нет, то спустя совершенно незначительно времени, Карпов выразил протест, а Каспаров поддержал Кампоманеса.

Последовала еще одна пресс-конференция президента ФИДЕ, на Филиппинах. Окончательное решение: итог матча аннулирован, новейший матч начнется со счета 0:0.

Итак, мы разглядели версию о том, что матч приостановили под давлением управления СССР, и это было изготовлено в интересах победителя партаппарата (Карпова), так как Карпов опосля нескольких месяцев изнурительной борьбы оказался измотанным и больше не мог оказывать суровое сопротивление Каспарову. Тем у Каспарова отняли возможность стать фаворитом мира.

Анализ данной версии указывает, что она противоречива и не разъясняет целый ряд фактов, имеющих непосредственное отношение к рассматриваемым событиям. Таковым образом, нужно признать эту версию несостоятельной.

Что все-таки вышло по сути? Я предлагаю другую версию, непротиворечиво объясняющую нестыковки.

Итак, 1-ые же партии проявили существенное приемущество Карпова. Жива легенда русского спорта не попросту одолевает, а практически крушит того, кто по плану партэлиты должен стать эмблемой перемен, «свежайшим ветром в затхлой атмосфере застоя».

Перед покровителями Каспарова возникает тяжелая задачка. Каспарова нужно спасти от поражения, но при всем этом сделать так, чтоб никто не додумался, что система на его стороне. В неприятном случае рушится кропотливо подготавливаемый миф о одиночке, «бросившем вызов прогнившему коммунистическому режиму». Какой уж здесь вызов, если «прогнивший режим» всемерно содействует Каспарову?

Приостановить матч при счете 4:0, и тем наиболее при 5:0 в пользу Карпова нереально, всем сходу станет ясно, на чьей стороне, по сути, находится система. Покровителям Каспарова ничего не остается, как ожидать, и возлагать, что их протеже сумеет выиграть хотя бы несколько партий. Тогда можно будет сделать видимость перелома в процессе матча и представить дело так, как будто бы испугавшийся Карпов пробует уйти от поражения, действуя неспортивными способами.

Хотя Каспаров сумел избежать разгрома (счет 5:3), от которого находился практически в шаге, основная цель – стать фаворитом мира, всё равно труднодостижима. Покровители Каспарова соображают, что канителить больше недозволено. С одной стороны Каспаров выиграл две партии попорядку, означает, видимость перелома в процессе матча обеспечена, а с иной — Карпову довольно выиграть всего одну партию, и он фаворит. Видимо, по указанию управляющих СССР русская шахматная федерация обращается к президенту ФИДЕ Кампоманесу с письменной просьбой сделать перерыв в матче.

Приходится полагать, что Каспаров в курсе загаданного плана, и его роль состоит в том, чтоб показывать публично свое несогласие с приостановкой, а позднее и с отменой матча.

15 февраля Кампоманес на пресс-конференции в Москве заявляет о собственном решении приостановить матч, и провести новейший, который начнется со счета 0:0. На пресс-конференции Каспаров действует по плану и выражает протест. Да и Карпов также не согласен с решением Кампоманеса. Объявляется перерыв, идут консультации, опосля чего же Карпов подписывается под решением Кампоманеса. Каспаров отрешается.

19 февраля Карпов пишет открытое письмо Кампоманесу, в каком просит возобновить матч, тем, отменяя свое предшествующее решение. Весь мир выяснит, что не только лишь Каспаров, да и Карпов готов играться. План антисоветской элиты оказывается под опасностью срыва. Но основная цель манипулятивной операции заключалась в том, чтоб дискредитировать Карпова в очах людей СССР, а тут у управления страны имелись все способности воспрепятствовать распространению неловкой для их инфы.

По приказу властей ТАСС отрешается обнародовать письмо Карпова. Снутри Русского Союза все знают, что Карпов подписал какие-то бумаги, в согласовании с которыми матч отменили, Каспаров подпись не поставил, а означает он – жертва. Публичное мировоззрение начинает склоняться в пользу Каспарова. Но при всем этом рядовой обитатель СССР не ведает о том, что Карпов спустя некоторое количество дней опосля столичной конференции отказался от собственной подписи, тем, предоставив и Каспарову настоящую возможность настоять на возобновлении матча.

Не знают и о том, что Каспаров конкретно в этот момент начал уклоняться от переговоров с Кампоманесом, а, в конце концов, управляющий каспаровской делегации направил президенту ФИДЕ телеграмму, в какой говорилось, что Каспаров согласился с решением Кампоманеса отменить матч и уже начал подготовку к переигровке.
Без учета этих важных фактов, вправду может сложиться воспоминание, что система выручала Карпова и грубо нарушила права Каспарова. Вот так план антисоветской элиты увенчался фуррором.

Последующий матч начался со счета 0:0, когда перестройка уже шла полным ходом, и Карпова взялись травить уже в открытую. Каспаров смотрелся как моральный фаворит, а репутация Карпова оказалась подорванной. В очах почти всех людей он стал в виде закулисного интригана, воспользовавшегося своими номенклатурными связями, так как сообразил, что не сумеет одолеть Каспарова в добросовестной борьбе. Не много того, у Карпова отняли то существенное преимущество в два очка, при том, что для победы в матче ему оставалось выиграть только одну партию.

Кроме принципиального психического достоинства Каспаров получил несколько месяцев для осмысления того неповторимого опыта, который он заполучил в матче с фаворитом мира Карповым. Карпов, просто выиграв четыре партии из первых 9, выявил целый ряд слабостей в игре Каспарова, и тому, как воздух был нужен тайм-аут для устранения возмутительных недочетов собственного стиля.

Но, даже находясь в настолько нерентабельном положении, Карпов и во 2-м матче длительно вел в счете, а развязка наступила только в крайней партии. Карпов проиграл ее, а вкупе с ней и матч. Антисоветская элита получила антисоветского чемпиона.

Это лишь только версия, предположение, и навряд ли можно полностью буквально утверждать, как в точности обстояли дела по сути. Но согласитесь, тут есть над чем задуматься.

С учетом произнесенного, действия 1984-1985 года воспринимаются по-иному. Если предположение правильно, то несложно увидеть, что фуррор Каспарова и тогда победа «оранжевых», основываются на принципно схожей схеме, по которой спустя много лет привели к власти Ющенко.

Как это было в матче Карпов-Каспаров. При счете 5:3 в пользу Карпова. Итог матча аннулируется. Назначается переигровка, в какой одолевает Каспаров. Его победа преподносится как победа демократических сил, олицетворяющих свободу, над представителем "прогнившей номенклатурной власти".

Как это было на Украине в 2004 году. Янукович выиграл выборы, со счетом (если так можно выразится) 49,46%:46,61%. Результаты выборов были, на самом деле, аннлуированы, был назначен так именуемый "3-ий тур", который выиграл Ющенко. Его победа буквально так же преподносилась обществу как победа демократических сил, олицетворяющих свободу, над представителем "прогнившей номенклатурной власти".

Разве это не одна и та же схема?

Поистине, шахматы – неповторимая игра, сплав спорта, науки, искусства и большенный политики, в том числе, и окрашенной в «оранжевые» тона.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.